Словарь школьного языка (© Арсен Аветисов)

Ни в каком сленге я не встречал термин «шатало». В Тбилиси под этим, словом понимали заранее спланированное прогуливание уроков. Шатало могло быть тотальным, когда с уроков убегал весь класс или частичным – когда небольшая группа покидала уроки.
В зависимости от того, в каком районе города располагалась школа, зависело место и форма время провождения шатало. В районе улицы Плеханова, изобилиющего кинотеатрами и хинкальными, ученики набивались на утренние сеансы или устраивали ленч из блюд острой грузинской кухни.
Близость к традиционным местам отдыха тбилисцев – таким как, Ботанический сад, Комсомольская аллея и Фуникулер создавали легко угадываемый маршрут шаталистов из школ расположенных в Сололаки. О каждом из этих мест можно рассказывать бесконечно.

Комсомольская аллея.

Комсомольская аллея с точки зрения формы организации культуры и отдыха трудящихся была весьма странным местом. Расположенная по гребню Сололакского хребта, отделявшего ботанический сад от района Сололаки, аллея тянулась к статуе Мать – Грузия, после которой располагался музей города Тбилиси, о существовании которого мало кто знал. А музей на самом деле был очень уютным и интересным.
По бокам аллеи были беспорядочно расставлены скамейки, сперва деревянные, а впоследствии каменные. В самом начале аллеи на круглой площадке располагался фонтан, который редко когда работал. Там же установили барельеф, изображающий, по всей видимости, комсомольцев – двоих юношей и девушку с характерными орудиями труда в руках. Если не изменяет память, то это было знамя, циркуль, гаечный ключ и увесистая книга. А может я и ошибаюсь.
Между скалой и барельефом было узкое пространство, где было принято скрываться во время игры в прятки. Некоторые использовали это место и для других целей. Рядом с площадкой фонтана располагался летний открытый ресторан с далеко не разнообразной кухней, подозрительным санитарным состоянием, но уникальным интерьером. Столики были поставлены прямо на асфальте под брезентовым навесом.
Подавали шашлык из мяса и рыбы – естественно осетрины – вино в бутылках «Кахети», «Гурджани» и т.д., несложную закуску. Заведение никак не конкурировало с рестораном «Самадло», находившимся в самом конце улицы Давиташвили. Это был более или менее солидный объект с эстрадой и приемлемой кухней. В начале 80-х ресторан на аллее превратился в пивную. Стулья убрали, выставили высокие столы. Меню уменьшилось до минимума, но шашлык остался.
На Комсомольскую аллею можно было попасть тремя путями. Первый – традиционный - на автомобиле или автобусе № 6 по дороге ведущей на фуникулер и далее в Коджори. Второй - по известной среди старожил как «Мокле», пешеходной заасфальтированной тропе. И, наконец, у музея города была калитка на крутой серпантин, ведущий вниз в Ботанический сад. Жители Сололака, как правило, пользовались дорогой «мокле», что в переводе означает «короткая». На середине этого пути располагался общественный туалет, местонахождение которого угадывалось за десятки метров.
На «Мокле» особенно было оживленно зимой. Трассу утюжили санками, лепили трамплины, разгонялись до бешеной скорости. Передовыми считались санки марки «Чук и Гек» - на них были тормоза и руль.
В праздники и по выходным по аллее степенно расхаживали горожане, в основном женщины с детьми и пенсионеры. Мужчины сидели в ресторане. Особенно красивый вид на ботанический сад открывался с площадки с фонтаном, а на город, с покрашенными суриком крышами домов, с места монумента «Мать - Грузия».
В будние дни по аллее гоняли на велосипедах или слонялись группы сбежавших с уроков.
Где – то в середине аллеи вправо уходили лестницы. Не всем было известно, что они вели к красивой скульптуре, изображавшей величественного оленя, с большими ветвистыми рогами и самку, с любовью смотревшую на эти рога. Скульптура была вылита в бронзе, у подножья постамента выбито имя автора, судя по фамилии немца, и год изготовления, что-то дореволюционное. Ритуал посещения скульптурной группы заключался в том, что надо было усесться на спину оленя.
Асфальт на аллее был сплошь в трещинах, из которых проглядывали веселые зеленые сорняки. Периодически асфальт обновляли таким же некачественным, что и был. Не смотря на шлагбаум, возле которого периодически дежурил милиционер, по аллее в сторону музея проносились и автомобили.
Музей города был с небольшой экспозицией, самым впечатляющими экспонатами которого были макеты районов изготовленные из папье – маше, да серии черно – белых фотографий из жизни прошлого века.
По официальным праздникам у постамента Мать – Грузия запускали салют. Детвора с нетерпением ждала окончания стрельбы, чтобы собрать непонятные разноцветные металлические бляшки, остающиеся после салюта. Задача была трудная, так как место салюта слабо освещалась редкими фонарями и огромной световой имитацией государственного флага Грузии.

Ботанический сад.

Наверно, это было самое красивое место в городе. Как и на Комсомольскую аллею, в Ботанический сад можно было попасть тремя путями. Первый – через калитку рядом со входом на Комсомольскую аллею, через дворики непонятных частных домов и дальше по волшебной кипарисовой аллее. Второй – в конце Комсомольской аллеи через серпантин вниз к прудам. И, наконец, самый интересный путь через бомбоубежище.
Вход в бомбоубежище находился рядом с школой № 66. У входа располагалось окошечко кассы, которой, в принципе, никто не пользовался, хотя объявление гласило, что вход в Ботанический сад стоит 10 копеек.
В бомбоубежище всегда было прохладно и тихо. Гулкое эхо шагов мрачно отзывалось от мокрых стен. Туннель проходил в скале и состоял из двух пролетов, которые отделяли тяжелые металлические двери. Во втором пролете справа находилась решетчатая дверь с загадочной табличкой «Лаборатория космических лучей». Когда дверь была открыта, можно было увидеть непонятные громадные приборы и осциллографы с мигающими разноцветными лампочками.
Насчет соответствия названия лаборатории выполняемой ею работе были большие сомнения. В частности о присутствии таковых лучей под стометровым горным массивом и острой необходимости их изучения именно в этом месте. Хотя кто их знает.
Тоннель тускло освещался лампами военного образца в защитной металлической раме. Пахло сыростью и казармой.
После выхода их туннеля наступало кратковременное ослепление ярким солнечным светом и долгое опьянение пряным воздухом Ботанического. Туннель выходил к пруду с лилиями и лягушками, около которого постоянно находился милиционер. Большой забавой считалось метание камней в квакающих созданий и срывание лилий.
От прудов начинался главный туристический маршрут. Через мост дорога шла наверх и через несколько поворотов выходила на большое плато с двумя беседками, где по выходным собиралась детвора с бабушками, без системно гоняла мяч или с криками носилась по площадке то и дело сталкиваясь с друг другом.
Речка, которая проходила по всему Ботаническому, в одном месте образовывала красивый водопад. Иногда там купались престарелые смельчаки, в надежде, что процедура стояния под мощной струей падающей воды носит целебный характер.
Летом встречались подростки, плескавшиеся в запруде, образованной после водопада. Купаться во общем то было строго запрещено, но размер территории сада не позволял выставить посты под каждым кустом.
Через водопад был перекинут красивейший мостик, рядом с которым также была беседка, построенная в мавританском стиле.
По дороге на плато справа попадались огороженные сеткой территории, на которых выращивались цветы. По – моему это были розы. За ними заботливо ухаживали работники из конторы через дорогу. Для каких экспериментов они выращивались, тоже осталось загадкой. Скорее деятельность носила небольшой коммерческий характер.
На многих деревьях и кустарниках, особенно в центральной части ботанического были таблички с указанием латинского имени растения и краткой описательной части.
Рядом с плато находилась бамбуковая роща. Самое заветное место подростков. Когда у дежуривших блюстителей закона наступал обед или они отсутствовали по нужде, появлялась возможность поживиться экзотичным стволом, который впоследствии шел на удочку или палку для битья. Другая проблема была вынести бамбук с территории сада.
Работники отдела по работе с несовершеннолетними ближайшего Кировского РОВД периодически фланировали по саду. Иногда они вылавливали прогульщиков и для статистики фиксировали в своих протоколах.
Но кроме сказочных пейзажей, главным достоянием сада, конечно, был воздух – густой, насыщенный, ни с чем не сравнимый. Его неповторимый аромат навсегда остался в памяти….
Фуникулер же требует отдельного изложения.

назад к 'воспоминаниям'

©2004 || www.club43.ru
"История создания Клуба 43""Члены Клуба 43""Воспоминания выпускников""Фотографии собраний Клуба""О нашей школе""Форум Клуба 43""Новости"