Физика и физиология (© Арсен Аветисов)

Любовь к физике в 43 школе довольно успешно прививала А.П.Барская, среднего роста блондинка с большими голубыми глазами, грудным голосом и значительной грудью. Именно грудь А.П. обладала магической силой, заставляющей поклоняться всех без исключения учеников, имеющих хоть какой-либо интерес к женщине, как к предмету своего естественного влечения. О гормональном взрыве подросткового периода говорить излишне, так что энергетика уроков по физике представляется Вам в полной мере, параллельные классы, имеющие других преподавателей по физике, в том числе и строгого физика — мужчину, с нескрываемой завистью относились к избранному расписанием мужскому контингенту счастливчиков. Чувства девочек можно было характеризовать и как ревность, и как иронию, и как безразличие. Аудитория кабинета физики представляла собой амфитеатр, где одинокая первая парта находилась почти на одной линии с преподавательским столом, но расстоянии трех, четырех метров от него. При наличии хорошего зрения можно было досконально изучить не только всяческую документацию на столе А.П., но самое главное, после того как она закидывала одну ногу на другую, наслаждаться всем тем зрелищем, которое открывалось выше колена. Или, когда она, углубившись в журнал успеваемости класса, симметрично расставляла грудь на каждой из его расчерченных половинок, так что линия его переплета проходила строго меж ее двух вторичных половых признаков. Это парта была привилегированной, и пользовались ее исключительно мальчики. Остается невыясненным, на каком этапе А.П. догадалась о причине беспрецедентного посещения уроков физики, о яростно высказываемой любви к ее предмету, о потрясающей активности мальчиков на уроке, старавшихся выйти к доске, дабы быть поближе к предмету своего поклонения. Предмет поклонения, одновременно являющийся и частью тела физички, изучался по миллиметру десятками молодых глаз. Было обнаружено, что бюстгальтер произведен в Польше, что правая грудь несколько больше левой, что размер по шкале принятой в соц. лагере равнялся переходным от третьего к четвертому с превалированием последнего, что больше всего ей подходят тугие трикотажные блузки и еще куча всякой незначительной, но возбуждающей информации. Уроки проходили в атмосфере всеобщего заговора и выраженного символизма. Каждое движение, покачивание, наклон, случайное касание рукой, сопровождалось понимающим переглядыванием, и бессловесной оценкой увиденной натуры. Дух старика Зигмунда регулярно присутствовал на уроках физики, внятно объясняя происходящее с позиций запрещенного в то время учения психоанализа. Неизбежна была сублимация накопившейся энергии. И логично, что это произошло во время изучения электричества, которое сопровождается, согласно программе, проведением многочисленных опытов. А. П. без явного энтузиазма демонстрировала их и предпочитала, что бы опыты проводили сами ученики. Очередной урок был посвящен статическому электричеству. Опыт заключался в натирании тонкой шелковой тряпочкой толстой и длинной, до 30 см, эбонитовой палочки. После натирания на палочке должен был накопиться заряд электричества. Как вы догадались, весь ход опыта полностью символичен и больше напоминает ритуал посвящения в мужчину у некоторых народов Полинезии. Особенно если представить себе как десятки пар молодых глаз обоего пола наблюдает, как соплеменник трет свою палочку до накопления статического заряда. Для свершения ритуала к доске был вызван некто Анатолий, человек интересной судьбы пару раз менявший национальность, фамилию, специальность и, в конце концов, подданство. После небольшого вступления, в котором А. П. объяснила суть происходящего, Толику была вручена палочка и тряпочка, с наказами натереть ее до образования заряда. Толик, продолжая смотреть в глаза А. П. начал медленно вводить тряпочкой по гладкому эбониту. Палку он держал как кинжал, плотно обхватив конец, а другой, направив в сторону А. П. Постепенно его движения стали более энергичные, в классе воцарилась тишина, все заворожено участвовали в таинственном опыте — ритуале. Ритм движений учащался, и рука с тряпочкой наподобие механизма швейной машинки мелькала в возвратно -поступательном движении. Слышно было лишь учащенное дыхание Анатолия. А. П. забеспокоилась, ученик смотрел прямо ей в глаза или чуть ниже их анатомического расположения и неистово тер палочку. «Уже достаточно, спасибо, — попыталась остановить она действие, — лектричества уже достаточно». Ответом на ее глубокий грудной голос стало еще более энергичное растирание кажущейся увеличивающейся в размерах палки. Внимание всего класса заострилось на одном квадратном сантиметре, представляющего собой конец палки, все ждали чуда, верили в невероятный конец. На какое то мгновение и А. П. показалось, что сейчас что — то произойдет, и если не с ней, так с палкой или учеником и она тоже застыла, устремив взгляд на палку. Толик усилено, сжав от напряжения челюсти и выпучив глаза, бешено водил тряпкой по палке. Казалось, что до чуда отделяет всего лишь секунда, но чей то предательский возглас "Сейчас кончит все испортил". Девушки смущенно отвернулись, мальчики хамски загоготали, А. П. осуждающе осмотрела класс, как бы пытаясь найти изменника, что же произошло с Толиком осталось невыясненным. Или в момент выкрика или через некоторое время после него, он бессильно опустил палку и непонимающе уставился в пустоту. Относительно своего поведения во время опыта он высказал три равновозможных объяснения:
1. было желание всех насмешить.
2. его действительно интересует электричество.
3. затрудняюсь ответить.
Так или иначе, это случай стал для А. П. толчком изменения своего бесполого отношения к классу. В классе тоже произошли метаморфозы — философский дух Зигмунда уступил место плотской идеологии Хью Хефнера.

назад к 'воспоминаниям'

©2004 || www.club43.ru
"История создания Клуба 43""Члены Клуба 43""Воспоминания выпускников""Фотографии собраний Клуба""О нашей школе""Форум Клуба 43""Новости"