Фуникулер (© Арсен Аветисов)

Гордость города, его символ, логотип. Обязательный пункт туристических маршрутов. Механизм, поднимающий вагончики был установлен до революции бельгийцами – об этом свидетельствовали надписи на рельсах и огромных колесах верхней станции. Со временем его совершенно не модифицировали в плане технического совершенствования. Менялись только вагончики. До 70 – х они имели округлые мягкие формы, и чем – то напоминали трамваи из старых фильмов. В 70 – х их заменили на угловатые, с острым, как у катера, носом и выбрали вполне контрастные цвета - синий и красный.
Нижняя станция представляла собой бетонное, без архитектурных излишеств, здание с цветным витражом вместо фасадной стены. Замысловатый витраж изображал схематические формы героев грузинских сказок. Во всяком случае, так интерпретировала субъективная детская фантазия. Купив билет, надо было терпеливо дожидаться трамвайчика.
В летние выходные в кассу выстраивалась шумная очередь. В будние на гору поднимались школьники, группы туристов и молодые зеваки. Движением трамвайчиков руководили операторы, восседавшие на высоких стульях верхней станции. Нажимая на кнопки и рычаги, они подавали знаки водителям трамвайчиков о скором включении механизма. Обратная связь водителей с центром управления осуществлялась посредством металлического прута, которым они касались провода, протянутого рядом с линией движения. При этом на пульте звенело подобие обычного бытового звонка. Количество звонков и паузы между ними носили служебно - информационный характер.
Между парой проложенных на гору рельсов, в углублениях находились металлические колеса, похожие на колеса поезда, через которые и протягивался мощный стальной трос. Рядом с рельсами шли ступеньки на случай эвакуации в аварийных ситуациях. Единственная ручка в кабине водителя трамвая, по всей видимости, была тормозом. Шиком считалось срывание цветков и веток растений во время движения трамвая, так как это пресекалось нечеловеческим окриком водителя.
Обычные темы обсуждаемые во время движения наверх касались последствий и возможности обрыва троса, надежности тормоза и предназначения бутафорных буферов, установленных на нижней станции. После первой же остановки у храма Давида, открывающаяся панорама города меняла тему оживленных разговоров.
Первая остановка была у храма Святого Давида. Туристы покидали вагончики, чтобы посетить храм, пантеон выдающихся соотечественников, могилу великого поэта Грибоедова и испить воды из целебного источника. « Но зачем пережила тебя любовь моя» , - заканчивалась надгробная надпись на черном мраморе могилы Грибоедова - крест с склонившейся фигурой скорбящей женщины Нины Чавчавадзе. Надгробье было поставлено в естественном гроте, в другом же, был расположен источник с приятной, холодной водой.
После того как пассажиры заканчивали передислокацию, водитель, при помощи известного прута, подавал знак оператору и, движение возобновлялось. Малыши с нетерпением ожидали, когда же вагон дотащится до верхней станции, воротами в мир развлечений. И, наконец, это происходило.
На верхней станции был расположен ресторан и, так называемый, красный бар. Особенно ценились столики, выставленные на открытой веранде второго этажа, откуда открывался неповторимый вид на прекрасный город. Запах кухни ресторана проникал во все уголки верхней станции фуникулера и соперничал лишь с запахом туалета расположенного на первом этаже.
Важно пробегали официанты в белых пиджаках, поправляли накрахмаленные скатерти, звенели подносами. К середине семидесятых униформа работников общепита стала более демократичной, и уже их было трудно выделить среди посетителей ресторана, разве что по чуть нагловатой улыбке.
Выйдя из станции, оказывался перед широкой лестницей, ведущей дальше в парк. Раньше он именовался парком культуры и отдыха имени Сталина. Даже стоял огромный памятник вождю народов. Что стало с памятником нетрудно догадаться.
Поднимаясь по лестнице, пересекал террасы, на которых культивировали разнообразные растения. Но самым удивительным был виноград, вьющийся по металлическим аркам. установленных перпендикулярно террасам. Вероятно, он выступал как один из символов Грузии.
Под этим естественным шатром стояли скамейки, самые популярные во всем парке, так как сидящие могли помимо откровенного наслаждения панорамой города с интересом наблюдать за качественным составом вновь прибывших в зону отдыха. Если наблюдающие были молодыми людьми, то их в большей степени интересовали туристические группы с множеством блондинок.
Выйдя из здания верхней станции и повернув направо, метров через сорок попадал на смотровую площадку. Каменный бордюр был сплошь исчерчен надписями с упоминанием всех городов страны Советов. По какой технологии делались эти надписи – загадка. Складывалось впечатление, что посетители фуникулера приходили не только с молотком и зубилом, но и приносили тяжелую камнетесную технику.
На этой же площадке располагалась карусель на цепях, приводимое в движение двумя пропеллерами, расположенными на обруче, к которому непосредственно крепились цепи.
Методика и смысл катания «на цепях» заключалось в следующем. Необходимо было уцепиться за сиденье расположенного впереди тебя катающегося человека, желательно молодой девушки, и, после того, как карусель набрала бы скорость. упершись ногой в спинку сиденья, надо было сильно толкнуть его, желательно в сторону от столба. На следующем круге или через круг, надо было ухитриться поймать объект и повторить процедуру.
Все это сопровождалось дикими криками и повизгиваниями слабого пола, и иступленным ревом моторов пропеллеров. Зеваки с удовольствием наблюдали за происходящим, отмечая наиболее удачные толчки. Сразу за каруселью с цепями была верхняя станция канатной дороги По ней через каких – то десять минут можно было попасть прямо на улицу Руставели, во двор сталинского здания, известного в народе как «Шахтстрой».
На эту же площадку выходило кафе, где продавали замечательный лимонад «Фейхоа», сосиски и мороженное.
В центральную часть парка можно было попасть по трем аллеям. О центральной, с регулярными маршами лестниц ведущих к постаменту отца народов, мы уже говорили. Две другие шли по обоим сторонам от главной. Одна из них начиналась от кафе с большой смотровой площадкой и каруселью «на цепях».
Все увеселительные павильоны правой аллеи располагались справа по направлению ее движения. Все они предполагали тренировку бинокулярного зрения и координации движений. Наибольшим успехом пользовались аттракционы по сбиванию пустых крашенных консервных банок из под сгущенного молока тряпичными мячами и метанию тонких железных обручей на шпильки, возле которых располагались потенциальные призы. Миниатюрное подобие колеса удачи с кожаным хлястиком и горизонтальной плоскостью вращения не претендовало на конкуренцию с этими хитами. Потому и ведущие этого аттракциона, как правило, женщины в пред пенсионном возрасте, вечно со скучающими лицами читали любовные романы.
Там же был и планетарий, в котором регулярно крутили жемчижины отечественно кинематографа «Пес Барбос и необычайный кросс» и «Самогонщики», о чем заранее объявляли по местному радио узлу. Воспитательная антиалкогольная направленность фильмов привлекало большое количество зрителей из подрастающего поколения. Необычное применение храма астрономии ни у кого не вызывало удивления. Вероятно планетарий был хоз - расчетным подразделением парка и пытался сам как – то решить вопрос коммерческой целесообразности своего существования.
Далее следовала группа аттракционов «качели - лодочки», «чертово колесо обозрения» нового образца и еще какие то карусели для детей младшего школьного возраста. Заканчивалась аллея каруселью на цепях, но без пропеллеров.
Чтобы попасть в центр парка оттуда надо было подняться по лестницам, расположенных по левую сторону нижней аллеи. Лестницы перемежались с прохладными тропинками, замысловато петлявших под густой кроной деревьев.
Слева от здания ресторана располагалась вторая смотровая площадка, менее популярная. Там же и располагалась другое кафе – круглая деревянная постройка с изразцами, напоминающая усеченную китайскую пагоду. В ассортименте превалировали мучные блюда и сладости. Это кафе не пользовалось успехом у граждан, во первых отсутствием сосисок, во вторых отсутствием спиртного.
В конце это перпендикулярно дорожки располагался паркинг, для тех. кто предпочел приехать на машине. Смотрящий за автомобилями важно восседал на пластиковом стуле и небрежно принимал плату за свое время провождение на свежем воздухе.
Левая аллея вела прямо на детскую площадку. Она огибала летний театр, огороженный синим деревянным забором, где никогда не проводилось представлений, многочисленные общепитовские павильоны, и наконец заканчивалась у знаменитой детской площадки.
Кроме пары каруселей, с оленями, лошадьми и еще какими то животными выполняющих функцию скамеек, качелей лодочек, круглого фонтана с фигурой, на площадке был зоопарк в мини исполнении. За сеточным вольером обитали олени, обезьяны, волк, лисица и еще кто – то. Время стерло из памяти даже беззащитных животных.
На площадке было всегда шумно и многолюдно. Но как ни странно, больше всех каруселей детей на этой площадке привлекала обычная горка. Двадцать деревянных ступеней наверх и стремительный спуск на корточках.

назад к 'воспоминаниям'

©2004 || www.club43.ru
"История создания Клуба 43""Члены Клуба 43""Воспоминания выпускников""Фотографии собраний Клуба""О нашей школе""Форум Клуба 43""Новости"