Биль о правах (© Арсен Аветисов)

Теплые июньские вечера в Сололаки были самым приятным временем для общения. Жители уютных двориков, опершись на перила многочисленных деревянных балкончиков или важно вытянув головы из окон, беспечно переговаривались, делились несущественными новостями, незлобно шутили и наблюдали за детворой, играющей во дворе. Игры детей, тема отдельного рассказа, всегда сопровождались дикими криками и возгласами, что никоим образом не влияло на процесс общения их не менее громкоговорящих родителей. В одних из таких вечеров я с одноклассником сидели на ступеньках лестницы его дома и с интересом следили за ходом разворачивающейся полемики между соседями двора. На самом деле это был рядовой скандал двух соседок, одной с третьего, а другой с четвертого этажа, причина которого так и осталась невыясненной. Впрочем, это не так уж важно. Перевесившись через перила, они энергично клеймили друг друга во всех смертных грехах. Диалог велся, как это принято, на основных языках Закавказья, а используемые ругательные выражения исключительно на русском. Стандартная постановка ссоры, шаблонные фразы не вызывали у зрителей эмоций и они покорно досматривали зрелище. Но тут сюжет свернул с проторенной дорожки рядового скандала, и ссорящиеся коснулись темы половых отношений, что моментально вызвало нешуточный ажиотаж всех соседей, периодически хлопающих в ладоши, что могло быть трактовано как аплодисменты исполнителям. Здесь необходимо рассказать еще об одной семье, проживающей в полуподвальном помещении этого двора. Семья состояла из двух человек - матери и дочки. Мать, уже взрослая, можно даже сказать в возрасте женщина, работала проводницей в элитарном поезде Тбилиси - Москва. Как и во все времена, помимо своих основных профессиональных обязанностей, она заполняла рыночную нишу транспортных перевозок, и в подсобных помещениях своего вагона перевозила коробки с дефицитным барахлом в обоих направлениях, что обеспечивало дополнительные финансовые вливания в семейный бюджет. Поговаривали, что в молодости она отличалась довольно либеральными взглядами на девическую честь и нормы поведения женщины в обществе, результатом которых явилась ее дочь. Дочь - тощая, в стиле Твигги, наследовавшая от матери глубокие выразительные карие глаза и свободные взгляды практически на все проблемы. В то время общество отличалось консервативностью взглядов и сексуальная жизнь девушки до брака категорически осуждалась, а свободная и беспорядочная половая жизнь трактовалась как проституция, независимо от того был ли в ней оммерческий интерес или нет. Восемнадцатилетняя девушка, правильно ориентированная, обожала секс и слабо скрывала это. Во всяком случае, не очень старалась это делать. Что ее раздражало, так это постоянные пересуды знакомых и соседей, открыто не выражавших свою нетерпимость к зову молодой плоти, но так или иначе подчеркивающих это во взглядах, намеках, жестах. Жизнь девушки в дальнейшем сложилась не так удачно, как она мечтала. Выйдя замуж и родив ребенка, она сразу развелась неизвестно по каким причинам, оставив для соседей дополнительное поле для сплетен. Второй супруг полностью удовлетворял ее половым запросам, более того, уже через год она ушла от него не выдержав его сексуальной агрессивности. Как-то в порыве откровенности она рассказала, что парень при половом сношении пользовался иголкой, покалывая ее в ягодицы, чтобы партнерша энергичней исполняла cвои супружеские обязанности. Парень кончил плохо. Женившись на другой девушке, он увлекся видеосъемками, приобрел дорогую по тем временам любительскую видеокамеру, видеомагнитофон. В один из прекрасных дней новая сожительница парня пропала, обеспокоенные родственники девушки обратились к видео любителю и узнали, что после незначительной ссоры она ушла из дома. Объявили розыск, началось следствие. Совершенно случайно, вечером в открытую квартиру (хозяин забыл ее запереть) к парню пожаловал участковый с напарником и застал его за просмотром видеофильма, главными героями которого был сам парень и его сбежавшая супруга. Операторская работа была ужасной, сценарий высосан из пальца, но главную мысль милиционеры уловили сразу. Парень расчленял тело своей супруги кухонным ножом. Рецензию на фильм писали уже в прокуратуре. В общем бывшей жене повезло, что упустила реальную возможность сняться в захватывающем триллере.Но продолжим повествование. Скандал был в самом разгаре. Соседки уже начали обсуждать первичные половые признаки своих партнеров, особенно досталось лысому ухажеру соседки сверху. Слушающие, затаив дыхание, схватывали каждое слово, боясь прервать неосторожным вздохом или движением интимные подробности жизни соседей. И когда речь зашла об используемых позах, молодая поборница сексуальной свободы, испытавшая за свою короткую жизнь всю враждебность и несправедливость общества от колких слов в лицо до острой иголки в седалище, встав посередине двора и, выставив руку, наподобие красных вождей, как бы обращаясь не то к небесам, не то к правительству, громко и отчетливо произнесла фразу, которая стала манифестом всего прогрессивного движения района, которая выразила основный принцип сосуществования разных по идеологии и культуре классов, фразу ставшей афоризмом, философией, лозунгом: "Пусть никого не е…т, кто кого е…т". Во дворе воцарилась гробовая тишина, было слышно, как хлопает стираное белье на веревке, скандалистки остались с открытыми ртами, мужчины подняли брови, дети замерли в неестественных позах услышав до боли знакомое слово. Победно оглядев двор, девушка зашла домой, хлопнув дверью. Фраза стала крылатой и получила широкое распространение в районе, употребляли ее уже по любому поводу, вне зависимости от степени сексуальности темы, как утверждение всех основных свобод человека.

назад к 'воспоминаниям'

©2004 || www.club43.ru
"История создания Клуба 43""Члены Клуба 43""Воспоминания выпускников""Фотографии собраний Клуба""О нашей школе""Форум Клуба 43""Новости"